Хорошего понемножку

Будем посмотреть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Так кофе - это все-таки он или оно?
algre

Признайтесь, каждый человек хоть раз в жизни попадал в такую неловкую ситуацию: стоя у доски в школе, находясь на совещании компании или, того хуже, в Государственной думе, во всеуслышание неправильно произносил какое-либо слово. Всего лишь одно слово…

Всего одно слово «отрезает» вас от всего остального коллектива, всего одно слово делает вас таким одиноким и непонятым обществом. Всего одно слово… а столько проблем!

Как показывает многовековая история, именно одно слово иногда решало судьбу: так, к примеру, в средние века достаточно было указать пальцем и сказать: «Ведьма», – чтобы невинный человек отправился на костер; одного слова хватало, чтобы признать кого-то изменником Родины и отправить на расстрел во времена Сталина. Но… как и все плохое в этом мире, эти времена прошли, и стало можно уже не так тщательно следить за своим языком и речью – кому до этого дело?

Так было довольно долго: люди жили, говорили все, что они хотят, и так, как они хотят. Шли годы, десятилетия, языковые нормы видоизменялись, прогибались под изменчивый мир – и процесс этот, хоть и был медленным, все же не затухал ни на минуту. Честно сказать, простых людей это волновало мало, ровно до того момента, как Интернет полностью укоренился в их жизни – тогда-то все и ахнули: «Какая неграмотная у нас страна!» Начали смотреть – что творится в словарях, включили телевизор – там то же.

Последней каплей в этом конфликте стала капля кофе: в последнем издании словаря было черным по белому написано, что отныне употребление слова «кофе» в среднем роде за ошибку считать нельзя. Никто, правда, не отменял и наличие у слова и привычного «интеллигентному» уху мужского рода. Конфликт накалялся еще и «йогуртом» или, вернее сказать, «йогУртом» (с ударением на вторую гласную) – ведь именно так, если верить составителям словарей, нужно произносить это слово.

Ладно, если оправдать «йогУрт» как-то еще можно (к слову говоря, «ягуртом» – с ударением на у – назывался кисломолочный напиток, производимый в 1920-х годах в СССР для лечебных целей), то вот противников пить «черное кофе» было куда больше. Объясняется это довольно просто: во-первых, в мужском роде употребляли название напитка в основном интеллигентные люди, желая показать свое умственное превосходство над необразованными. Однако теперь норма подстроилась под общеупотребимое «черное кофе», уравняв тем самым языковые привычки всех носителей русского языка. Могло ли это остаться незамеченным? Конечно, нет!

В Интернете мгновенно вспыхнула война: миллионы пользователей на форумах описали свое отношение к нововведениям. Гнев некоторых из них порой заходил очень далеко – настолько, что большая часть сообщения рябила нецензурными словами, однако смысл оставался все тот же: «Кофе – это он, а все, кто считает по-другому, пусть идут в известное место». Другие, более смышленые носители языка уверяли, что они «выплеснут черное кофе в лицо официанту, если он принесет его».

Бунтовали долго, много ругались, но изменить ничего не могли. Когда простой люд приутих, за дело взялись профессионалы: лингвисты, языковеды, филологи и другие мастера слова. Как ни странно, в их стане консерваторов оказалось куда меньше, чем можно было предполагать. Да и аргументы, приводимые ими в поддержку новых норм, звучали более убедительными, нежели приводимые новоиспеченными интернет-филологами.

Часто вспоминали статью Леонида Петровича Крысина «Языковая норма и речевая практика», в которой он признает, что языковая норма не статична и изменяется посредством многих факторов: политических, географических положение и, конечно, просто посредством живой речи, которая является основным источником новых литературных норм.

Точку же поставил, как мне кажется, Максим Анисимович Кронгауз своей лекцией «Споры о норме» на недавней конференции о современном русском языке, проводимой совместно с интернет-проектом Грамота.ру. После полуторачасовой лекции и затяжной филологической баталии было единодушно решено, что ничего с нововведениями не поделать, остается принять их. И вместо того, чтобы убежденно отрицать существование среднего рода у слова «кофе» и второго ударения в слове «йогурт», легче просто признать их, но остаться при своем мнении – ведь никто не исключал из употребления и предыдущие нормы.

Не менее выразительной и поучительной получилась лекция «Чем наше слово отзывается: журналисты и мода на «вредные» слова» Ольги Игоревны Северской, которая на примерах убедила зал в том, что стопроцентной грамотностью и абсолютным знанием даже «консервативных» языковых норм никто не обладает. Спрашивается, зачем разбивать лоб, доказывая правильность одной нормы, если спустя всего пять минут можешь сам запнуться о какое-то слово и выставить себя не просто пустобрёхом, но и лингвистом-недоучкой.

К сожалению, большинство консерваторов и «носителей русского с идеальной грамотностью» именно ими и являются. Исправляя соседа, они сами допускают ошибки, на которые закрывают глаза. Желание же доказать свою правоту заметно превосходит все другие – сразу вспоминается одновременно грустный и забавный случай, не так давно произошедший в Москве.

Молодой националист черным маркером написал на стене одного из торговых центров «Россия для русских» и в впопыхах забыл проверить написанное на предмет грамматических и синтаксических ошибок. За него это сделали три молодых человека примерно такого же возраста. Прочитав надпись, они бросились на парня и начали его избивать, при этом рассказывая ему о допущенных в его тексте ошибках. По словам потерпевшего, после они устроили ему допрос с целью выявить его уровень владения русским языком. Бедняге не повезло – блиц-опрос быстро показал все его пробелы в знании русского, и избиение продолжалось еще несколько минут, после чего нападавшие скрылись.

«Так как быть?» – спросите вы меня.

Вместо ответа невольно вспоминаются слова академика И.П. Бардина, который на вопрос о том, с каким ударением он произносит слово километр, ответил: «Когда как. На заседании Президиума Академии – киломЕтр, иначе академик Виноградов морщиться будет. Ну, а на Новотульском заводе, конечно, килОметр, а то подумают, что зазнался Бардин».

«Каждый выбирает по себе…» – видимо, теперь это касается и русского языка. А мы с вами, друзья, давайте жить дружно?

 

Евгений Танцурин

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru


?

Log in

No account? Create an account