Хорошего понемножку

Будем посмотреть

Previous Entry Поделиться Next Entry
О знаменитой картине "Сватовство майора" - накануне 8 Марта
algre

Любая женщина мечтает о достойном спутнике жизни, и день, когда будущий муж появляется на пороге, – один из главных в судьбе. Эта жизненная ситуация стала сюжетом знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора». Кто-то скажет, что перед 8 Марта уместнее разговор о произведении, где героини, например, возвышенны, романтичны. Но «Сватовство» может немало рассказать и о русской женской доле в XIX веке, и о многом другом в нашей истории. Так что вглядимся в федотовских героев – благо впереди 200-летие со дня рождения художника, и этому юбилею посвящена выставка, недавно открывшаяся в Третьяковской галерее.

000 (580x449, 339Kb)

Проснуться знаменитым

Осенью 1849 г., после первого показа «Сватовства» на выставке Императорской Академии художеств, Павел Федотов проснулся знаменитым. Чопорные петербуржцы пребывали в ажитации. К картине было не протолкнуться!

Она оставалась «хитом» ещё очень долго. Есть воспоминания о первом представлении публике «Осады Пскова» прославленного Карла Брюллова (через одиннадцать лет, в 1860-м). Монументальное произведение, возвышенная патриотическая тема, кисть мастера – и никакого успеха! А у маленького «Сватовства» по-прежнему толпились улыбающиеся зрители.

…В купеческий дом пришёл «с серьёзными намерениями» немолодой, но бравый офицер. Крутит ус у дверей, а испуганная невеста убегает в соседнюю комнату. Домашние решают, как быть. Всё? Не всё. «Сватовство» для современного зрителя как бы зашифровано, нам непонятны намёки, так потешавшие современников художника.

«Бурбоны»

Простой вопрос: почему к купеческой дочери сватается именно майор? Не молодой поручик, не полковник… Иногда пишут, что вот, мол, обедневший дворянин решил женитьбой поправить дела. Не совсем так.

Обратите внимание: майор пришёл без букета. Цветы при подобных визитах полагаются и сейчас. Тем более тогда, в эпоху подчёркнутого внимания к этикету. Пожадничал? Или просто о букете не подумал? Поскольку к таким тонкостям не приучен?

Будь жених «из благородных» – он наверняка невесту искал бы из своей среды, не купеческую дочку. Но человек федотовской эпохи понимал: изображён «бурбон». Так, посмеиваясь, звали офицеров не из потомственного дворянства, а из выслужившихся нижних чинов.

Тогдашняя Российская империя постоянно воевала – с Наполеоном, с Персией, Турцией, с польскими мятежниками, с непокорными кавказскими горцами… И для толкового храброго человека «из простых» армия при всех сословных ограничениях могла стать жизненным шансом. Мы ничего не знаем о предках федотовского майора. Только наверняка он «происхождения тёмного». А дальше можно предполагать. В юности «забрили лоб». Муштра, унижения, зуботычины… Однако благодаря служебному рвению, начав с рядовых и ломая все социальные преграды, получил-таки с годами первый офицерский чин. А дальше – ступеньки служебной лестницы: прапорщик – подпоручик – поручик – штабс-капитан – капитан – майор. «Бурбоны» лоском и образованностью не блистали, но лямку тянули честно. Были случаи (правда, единичные), когда и в генералы выходили. Хотя, как правило, майорство – пик карьеры. Для большего не хватало грамотности, связей.

И здесь – важный момент. Армейский майор – это, как правило, командир батальона. А мы как-то писали (№11-2012): само по себе офицерское жалованье тогда было весьма скромным. «Подняться» материально офицер мог за счёт так называемых безгрешных доходов – не то  чтобы воровства, но возможности что-то выгадывать на всякого рода военно-хозяйственных операциях (закупка фуража, продовольствия, лошадей и т.д.). Это считалось почти законным, по крайней мере, начальство смотрело сквозь пальцы. Однако моральное право на «безгрешные доходы», доступ к ним получал человек на должности уровня полкового командира. Подразумевалось: он своё выслужил, ему можно. А вот если ты чином ниже – тут и дело подсудное, и вообще грубейшее нарушение служебной этики.

Купеческая сделка

У майоров-«бурбонов» доступа к «безгрешным доходам» не было. Соответственно – ни денег, ни влиятельных покровителей (иначе в майорах не застрял бы). И зачем такой зять богатому купцу?

Не скажите. Майор – это уже «густые» штаб-офицерские эполеты, все права потомственного дворянства.

Деньги не защищали человека купеческого звания от чиновничьего произвола. Его могли штрафовать за что угодно, могли в участок забрать, а там и бока намять, и на позор перед соседями отправить улицы мести. Какой-никакой статус давала принадлежность к гильдии (купец первой гильдии, второй, третьей – помните по классике такое выражение?). Но её надо было регулярно подтверждать, внося немалый взнос.

А вот зять штаб-офицер – это по всем статьям решение проблем! Теперь никто не посмеет третировать родню почтенного человека. И внуки уже родятся «благородными».

«Сватовство майора» – рассказ о выгодной сделке. Серьёзные люди с помощью посредницы-свахи (она тоже на картине) ударили по рукам. Старый служака своё штаб-офицерское достоинство конвертирует в обеспеченное будущее, в спокойную сытую старость. Папаша-толстосум «вкладывает в проект» деньги и прелесть юной дочери.

А кстати – что же она?

Женская доля

Дочь-невеста – конечно, «существо страдательное». Никто её не спрашивал, без неё решили её судьбу. Сейчас ей представят незнакомого пожилого мужчину. Наверняка – не предмет мечтаний! Но понравится, не понравится – с ним дальше жить, спать, зависеть во всём. В последний момент у девушки сдали нервы – растерялась, убегает из комнаты.

Впрочем, давайте чуть спокойнее. Не стоит преувеличивать ни степень терзаний подобных барышень, ни вообще ширину их кругозора.

В те времена не было ни Интернета, ни телевидения, ни просто электричества. Даже чтение (если федотовская героиня вообще грамотна) – развлечение относительное: темнеет в России рано, и в купеческом доме наверняка свечи зазря не жгли. Девице надлежало не всякими умствованиями голову захламлять, а расти благонравной, в положенный срок выйти замуж – таково её назначение, и иного купеческие дочки себе не представляли. Конечно, жених мог бы пригласить будущую супругу в театр, как-то поухаживать, но федотовские герои, похоже, люди конкретные: договорились, решили – чего тратиться и время терять?

Это какая-нибудь тогдашняя поэтическая грёза эпохи – «черноокая Россети» Александра Осиповна Россет-Смирнова (1809–1882), ставшая потом известной мемуаристкой, будучи бесприданницей, могла себе всё же позволить перебирать женихов. Влюбился в неё сын крупного откупщика Кошелев – но не знатен! Обещает князь Голицын богатство и высокий статус «кавалерственной дамы» – да сильно стар! Однако Александра Осиповна – фрейлина императрицы, знаменитая красавица и умница, собеседница Пушкина, Гоголя, Жуковского, Лермонтова. А купеческая дочка… Кого папенька с маменькой подберут, тот и хорош. Благо майор наш ещё крепок, пара-тройка детишек родится быстро, будет она их растить, дом держать. Стерпится – слюбится. Браки по расчёту вообще самые крепкие.

Событие

И всё же – торжественное событие. Ради которого в доме нарушено привычное существование. И вот здесь начинаются детали, так потешавшие тогдашнюю публику.

Есть специальные исследования (например, Р. Кирсановой) о том, какие несуразности зорко подметил П. Федотов. Купец явно заказал у модистки-француженки дорогущие туалеты жене и дочери. Правда, платье купчихи требует чепца, а она по привычке в простонародном платочке. Платье дочери – роскошное, вечернее, бальное, с декольте. Но дело происходит днём (свечи на люстре не горят), и вообще пока формально – лишь смотрины: наряд не подобает поводу. При этом стол застелили красивой цветной скатертью – хотя такие для столов в кабинетах, а в столовых полагались белые. На закуску к дорогому, конечно же специально купленному шампанскому (10–12 рублей бутылка, безумные деньги!) – селёдка, кулебяка… Кто-то скажет – мелочи, условности. Но мы и сегодня усмехнёмся, видя человека в пиджаке, при галстуке – и обвислых штанах-«трениках». А тогда деталям и ритуалам придавалось гораздо большее значение.

Впрочем, похоже, и гость, и хозяева плохо разбираются в подобных нюансах.

Из легенд

Жениха отставной капитан лейб-гвардии Финляндского полка Павел Федотов рисовал с одного из бывших сослуживцев. Купца подходящей наружности искал почти год, встретил случайно, нашёл повод познакомиться. Купец уже стал подумывать, что художник и впрямь неплохая партия для его дочери, – и для закрепления отношений согласился попозировать.

А вскоре после выставки на дом к Федотову заявился незнакомый седой майор:

– Батюшка! – вскричал он. – Только что видел вашу картину! Понять не могу, как вам удалось так правдиво всё отобразить. Ведь это я, чтобы поправить дела, женился на купеческой дочке. И живём счастливо!

Далее в комнату была внесена корзина с шампанским, дорогими закусками – и хозяин с гостем замечательно отпраздновали знакомство.

«Человеческая комедия»

Павел Андреевич Федотов (1815–1852) сам был сыном «бурбона». Его отец, мелкий чиновник, человек строгий, подчёркнуто честный, начинал суворовским солдатом и с годами дослужился до поручика. Сын был гордостью и надеждой семьи. Павел блестяще закончил кадетский корпус, попал в элитный гвардейский полк. Он пел, играл на гитаре, сочинял песни и романсы. Занявшись всерьёз живописью, сначала готовился в баталисты, но известный баснописец И. Крылов и поддерживавший молодого коллегу К. Брюллов убедили заняться бытовыми сюжетами. Что ж… «Сватовство майора», «Свежий кавалер», «Разборчивая невеста», «Завтрак аристократа», «Вдовушка», «Анкор, ещё анкор» – Федотов отобразил всю «человеческую комедию» русского общества 1840‑х.

Увы, напряжённая работа, вечная тревога за семью (после отставки отца она впала в нужду), постоянная бедность спровоцировали обострение душевной болезни. Федотов умер в психлечебнице, забытый почти всеми, на руках старого верного денщика.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru


?

Log in

No account? Create an account